«КРЕАТИВНЫЙ ДИРЕКТОР» N2 (14) / АПРЕЛЬ 2009

ЗАШТАТНАЯ СИТУАЦИЯ

Особенности менеджмента при работе с удаленными специалистами

 

АВТОРЫ:

Крайнова Наталья, креативный директор Бюро креативных проектов Silverstone 
 

Юрий Берестенников, генеральный директор, соучредитель «Aedus Design» 

Николай Попов, основатель и творческий директор дизайн-агентства Omnibus 

Андрей Кожанов, директор FrontDesign 

Фиронов Валерий, основатель и креативный директор дизайн-студии FIRON

 

Удаленные сотрудники, фирмы-субподрячики, вольные художники—фигуранты рынка, ныне объединенные понятием «аутсорсинг», существуют уже давно. Нынешний суровый финансовый климат меняет структуру этого вида услуг, расширяет спектр мотивов, по которым к нему прибегают студии и конечные заказчики. Плюсы и минусы удаленных специалистов, их место на современном рынке, а также психологический портрет современного фрилансера описывают руководители компаний, имеющие опыт сотрудничества с аутсорсерами.

ПЛЮС НА МИНУС
Общее положение дел в современной креативной отрасли можно характеризовать ростом издержек. Сокращение маркетинговых бюджетов заказчиками снижает, иногда до неприемлемых значений, прибыльность бизнеса. Его владелец, однако, должен платить сотрудникам, а также арендодателям. Один из очевидных путей оптимизации расходов—вывод специалистов за штат—с одновременным сокращением арендуемых площадей. Или вообще—передача функций ряда подразделений компании сторонним исполнителям. Решаясь, однако, на подобные шаги, безусловно, снижающие прямые издержки, всегда следует просчитать неизбежно последующие косвенные.

Николай Попов, 
Omnibus

Россия—страна чудес. Наверное, только этим можно объяснить—то, что в ответ на кризис наши арендодатели решили поднять арендную плату, привязав ее к курсу доллара. И мы всерьез стали подумывать о создании «дистрибутированного офиса»—когда часть сотрудников работает дома и присылает результаты по сети. Был отработан план построения VPN-сети, предусматривающий доступ всех уполномоченных сотрудников к корпоративной локальной сети из любой точки планеты, где есть интернет.

Но при удаленной работе возникают новые сложности. Эта схема требует очень высокой степени самоорганизованности сотрудников. На поверку оказывается, что тот, кто хорошо и усердно трудится в офисе, может оказаться совершенно не в состоянии организовать собственную работу дома. Во-вторых, возможность оперативного контроля, когда можно посмотреть через плечо сотрудника и быстро что-то подсказать и направить, безусловно, экономит время. Когда же ее нет, много времени будет уходить на напрасную работу, что увеличит сроки реализации проектов и снизит производительность. И, в-третьих, мы побоялись, что может упасть уровень мотивации и коллективный дух у сотрудников. Для многих пребывание в коллективе и совместное творчество является важным мотивирующим фактором, даже несмотря на издержки, связанные с ездой в офис. Утрата ощущения коллектива может повлечь за собой самые неожиданные последствия.  В конечном итоге мы сопоставили возможные выгоды от перевода сотрудников на удаленную работу и возможные сложности и риски и решили отказаться от этой идеи. В результате мы отказались от излишков площади и смогли убедить арендодателей несколько умерить свои аппетиты. 

Сейчас в офисе агентства находятся только творческие сотрудники и руководство. Еще несколько лет назад мы решили перевести на аутсорсинг бухгалтерию. Этот опыт я назвал бы весьма успешным. В лице специализированной компании мы получили целый спектр специалистов в области бухгалтерского учета и связанных с ним юридических аспектов. В результате за деньги, меньшие, чем заработная плата главного бухгалтера, мы получаем комплексное обслуживание.

Юрий Берестенников, 
«Aedus Design»

Поиск и отбор специалистов на аутсорсинге, контроль, проверка качества выполненной работы, доработка проектов—все это временные затраты сотрудников компании и, соответственно, финансовые. Стоит ли овчинка того, что за нее просят? Ведь по большому счету, основная причина, по которой дизайн-студии, а также и сами заказчики работают с фрилансерами—финансовая. И, если для прямого заказчика разовая работа со «свободным» дизайнером может принести, если повезет, существенную экономию бюджета на рекламу, то для профессиональной дизайн-студии ориентация, а значит и зависимость от фрилансеров, может сыграть злую шутку. Экономия на зарплате и прочих расходах сегодня могут обернуться потерей репутацией, а значит,—и целого бизнеса завтра. Как мне кажется, на аутсорсинг можно отдавать только разовые проекты, редкие работы, или непрофильные направления: услуги юристов, системного администратора или настройщика серверов. В крайнем случае, фрилансер может выполнить часть большого проекта, например, копирайтер напишет текст для заказчика, а вы отвечаете за все остальное.

Любая профессиональная дизайн-студия задает себе некую творческую планку. Для одной студии она ниже, для другой выше, но главное, чтобы она была в принципе. Портфолио дизайн-студии или рекламного агентства—это то, что нарабатывается годами, и оно определяет лицо компании и, как следствие, способствует формированию пула клиентов—как постоянных, так и разовых. И именно наличие достаточного количества штатных творческих специалистов, их тщательный отбор и, как показывает практика, еще и обучение позволяют стабильно выдавать нужный результат. Не секрет, что в последние годы на рынке труда сформировалась тенденция отсутствия грамотных, интересных в творческом плане специалистов. Для того, чтобы получить к себе в штат нужного работника, приходилось все время мониторить рынок труда. К примеру, наша дизайн-студия однажды брала к себе перспективного, но достаточно неопытного дизайнера и дообучала его на месте. В результате вне зависимости от того, какие специалисты приходят, а какие уходят, работы дизайн студии всегда выполняются в одном творческом ключе—студия имеет свое лицо, свой шарм и свой стиль. Можно ли сохранить такой имидж, если проекты будут выполняться фрилансерами? И даже если вы нашли себе подходящих «вольных стрелков» и работаете с ними постоянно, то где гарантия того, что фрилансер, с которым вы работали вчера, будет выполнять ваши заказы и завтра? Во что ваше портфолио превратится через год, если все сделано не вашими сотрудниками?

Но кроме творческой составляющей проекта, есть еще и техническая—качество выпускаемой продукции должно быть на таком же высоком уровне, как и креативная ее часть. Это касается как полиграфии (тираж ушел в печать и брак уже не исправить), так и web-направлений—создания корпоративных сайтов. Вы точно уверены, что можно доверить, к примеру, верстку многополосного каталога внештатному верстальщику, который в случае брака не несет абсолютно никакой ответственности за свою работу? В нашей дизайн студии разработана специальная техническая инструкция для всех новых верстальщиков, устраивающихся к нам на работу. В ней детально описаны не только технологические требования, но и проанализированы часто повторяющиеся ошибки и выстроены алгоритмы проверки конечного результата: квалификация работников разная и, к сожалению, часто встречаются пробелы, когда дело касается определенной специфики, с которой люди просто не работали. И если обучение штатных дизайнеров имеет смысл, то стоит ли обучать специалистов-аутсорсеров? Да и возможно ли это в принципе?

Фриланс анфас и в профиль

Если модель работы предприятия допускает участие сторонних специалистов в рабочих процессах, то, прежде чем завязать с ними отношения, следует учесть неоднородность их страты. Аутсорсеры могут различаются по юридическому статусу, представляя специализированную компанию, либо сами себя. В последнем случае инди-специалисты отличаются также по мотивации и даже по психотипам.

Наталья Крайнова, 
Silverstone

Аутсорсеров можно условно разделить на четыре группы. Принципы градации—удобство ведения рабочего процесса, связанное с графиком, юридическим статусом и дополняющими портфолио достоинствами, которые повышают доверие к сотруднику.

«Из лучших агентств»: совсем недавно фрилансерами были преимущественно те, кто совмещал работу в штате и подработку в нерабочее время «на себя». Оказаться в «свободном полете», не имея стабильного места, элементарно страшно. Кроме того, мы все знаем, что реальные умения и навыки специалист получает в агентствах. Чтобы стать самому себе фирмой, надо, по крайней мере, представлять себе, как это делается. Этих работников отличал непростой график: встречи с ними чаще всего приходилось назначать на «после 19.00» или «до 10.00», их труд иронично назывался словом «халтура». Собственно, вот он, наш фрилансер номер один. Вы обмениваетесь ритуальными фразами о взаимной ответственности, подписываете или не подписываете какие-либо соглашения, ставите задачу, и человек отправляется домой, где его ждут бессонные ночи. Помимо портфолио рекомендацией ему служит имя компании, где он числится в настоящее время или когда-то числился. «На наших проектах работают сотрудники ведущих сетевых агентств». Законно ли все это? Вообще-то, да. Это совместительство. Решение работать вместе в данном случае—не более чем джентльменское соглашение. На первый план выступает репутация обеих сторон. Рекомендации бывалых, которые можно найти в Интернете, советуют проверять отзывы о работодателе в поисковых системах и на фрилансерских сайтах. Такого фрилансера можно назвать «работающим» или ситуативным. От него жестоко требовать участия в авралах, ему следует платить наличными.

«Нуждаюсь в удаленной работе»: как известно, в этой категории, назовем ее «абсолютно свободными художниками», наиболее значительный разброс в квалификации. Специалист, который сознательно решился на свободный полет, может просто не находить постоянной работы из-за сомнительных профессиональных качеств. А может неуютно чувствовать себя в офисе. Для креативного сотрудника это ужасно. Один замечательный дизайнер, с которым мы сделали несколько ярких и крупных проектов, работает по ночам. Приспособиться к такому графику в условиях компании немыслимо.
Некоторые вырвавшиеся во фриланс руководствуются романтическим порывом: «Интересные проекты! Свобода в выборе клиентов!»—отчасти это верно. Однако романтика—враг бизнеса, с такой мотивацией недолго остаются в успешных свободных художниках. Рекомендацией в таком случае служит в основном портфолио. Следует помнить, что если стоимость работы фрилансера над проектом меньше среднемесячного оклада специалиста его уровня, ваш проект у него, скорее всего, не единственный. И здесь следует предусмотреть возможность форс-мажорных обстоятельств. Не каждый свободный художник проходит «проверку на прочность». Однажды мы сбились с ног, разыскивая приглашенного под проект html-верстальщика для срочного внесения правок. Юноша как в воду канул. Спустя три дня выяснилось, что у него был экзамен в институте, он переволновался и забыл предупредить, что исчезнет на некоторое время.

Индивидуальный предприниматель. Это—золотой человек! Он более-менее понимает, что такое налоги и риски работодателя. К тому же с ним удобно заключать договор, проводить расчеты. Вероятнее всего, это сознательный и успешный фрилансер. Не сотрудник, а партнер. Все остальное—как у всех людей. Со всеми плюсами и минусами. К плюсам относится, прежде всего, уровень осознания административных вопросов, которые вынужден решать работодатель, а также упрощение расчетов. Отношения в этом случае оформляются договором простого товарищества. Желательно под каждый конкретный проект, поскольку большие паузы в отчетности—не есть хорошо.

Рабочая группа. Хотелось бы напоследок сказать пару слов о сотрудничестве с агентствами, практикующими открытую структуру, то есть организующими фрилансерские группы под проект. Ситуация, в которой другое агентство нанимает творческую группу, в нашей практике была, и такое сотрудничество оказалось взаимно полезным. По заказу одного рекламного агентства для участия в крупном креативном тендере была привлечена творческая группа из копирайтера, арт-директора и дизайнера. Проект был оформлен договором о сотрудничестве, группа работала совместно с дизайнерским отделом агентства-заказчика, целью сотрудничества были обозначены, разумеется, создание достойных материалов и обмен опытом.

Вряд ли в таких случаях можно говорить о работе с фрилансерами. Хотя по сути наемная рабочая группа, как и вольный художник, имеет потенциал «свежих сил для прорыва». Впрочем, здесь могут нас подстерегать неприятности—столкновение двух групп, временной и постоянной, имеющих, возможно, разный подход к организации работы. Лучше всего, если группа будет выполнять строго внутри себя поставленную задачу и отчитываться перед менеджером проекта.

Андрей Кожанов, 
FrontDesign

Кризиса нет, я считаю,—есть новые экономические условия. Перекормленный, раздутый рынок творцов в маркетинговой сфере наконец-то пришел в себя: специалисты начали более реально оценивать свои возможности, руководство компаний учится считать. Люди, как прежде, дорожат рабочими местами, а на «хлеб с маслом» зарабатывают самые талантливые.

Поскольку работа с удаленными специалистами часто позволяет сократить издержки, спрос на их услуги в последнее время растет—по крайней мере, в процентном отношении. Но при этом возросла и конкуренция среди них. И побеждают в ней не просто талантливые, а способные к всестороннему развитию специалисты: быть востребованным—значит уметь оценивать возможности, планировать, продавать, развивать собственный успех.

Наиболее распространенный класс фрилансеров—«узкий специалист». К ним можно смело отнести иллюстраторов, аниматоров, каллиграфов, разработчиков шрифтов, фотографов, 3D-визуализаторов, фуд-стилистов, копирайтеров, верстальщиков и препресс-инженеров,—всех, кто занимается ремеслом в узких рамках своего таланта. Не секрет, что, имея штат студии, просто невозможно быть универсальным при исполнении сложных проектов. Даже если штатный иллюстратор обладает навыками работы в разных стилях, то не факт, что для какого-либо проекта не понадобится нарисовать сложную гравюру или, к примеру, комикс. Можно всем рекомендовать—если хотите добиться лучших результатов, используйте лучших специалистов, а если они у вас не работают, то наймите их.

Вторую категорию можно назвать «многостаночники». Это универсальные специалисты, способные разрабатывать названия и графику торговых марок, концепции брендов, фирменный стиль, упаковку, буклеты, рекламу. По моему опыту, «человек-оркестр»—явление противоречивое. Очень редко приходилось встречать таких супер-героев: лично я знаком буквально с двумя-тремя людьми, которым можно доверить комплексные проекты. И дело тут не предвзятом отношении. Можно «накрыть» область нейминга, графику ТМ и даже сделать фирстиль силами одного творца. Но как быть с процессами, которые напрямую влияют на качество исполнения проекта: планирование и менеджмент, оценка возможностей различных видов производств, профессиональные тонкости пре-пресса, верстки, копирайта, корректуры, иллюстрирования. Не говоря про один из самых главных процессов—презентации и продажи. К сожалению, мы так устроены, что если где-то природа и дала нам преимущество, то в чем-то другом наш ресурс ограничен.

Признаемся, что универсальные специалисты—это практически арт-директоры. Их профессиональный уровень подразумевает руководство группой. Здесь можно поделить «многостаночников» на два типа: «одиночки» и «создатели групп».

Мое личное отношение положительное скорее ко второму типу. Специалист, способный собрать вокруг себя талантливых исполнителей, на порядок эффективнее «одиночек». Хотя и получается так, что фрилансер в этой ситуации перестает быть фрилансером. У него иная степень ответственности—не только за себя; планирование работ, управление группой, которая напоминает уже полноценную мини-студию. Отличие—лишь временные рамки существования такой группы.

Нельзя сказать, что одиночки-«многостаночники» неэффективны. Тут вопрос в уровне сложности задачи. Если бы я открывал небольшое кафе или мясную лавку, то не пошел бы за разработкой фирменного стиля в бренд-агентство. Экономия бюджета, большой выбор разработчиков, а главное—цена ошибки не столь велика, как например, если это была бы сеть из десятка торговых точек.

Инструкция по применению

Отсутствие возможности непосредственно контролировать работу сторонних подрядчиков определяет специфику управления проектами с их участием. Некоторые ее моменты следует учитывать в качестве рисков, смирившись с их неизбежностью. Но в большинстве случаев опыт участников рынка и простая предусмотрительность позволяют сделать «стихию» аутсорсинга если не управляемой, то прогнозируемой.

Юрий Берестенников, 
«Aedus Design»

Классический фрилансер—человек, работающий дома. Тогда, когда ему этого хочется, и столько, сколько ему захочется. Фрилансер может сам выбирать себе работу и сам контролировать весь процесс ее выполнения. Свобода—вот то, к чему в данном случае стремятся многие, а творческие люди, пожалуй, в большей степени. Однако, такой взгляд слишком поверхностен и, пожалуй, идеалистичен. В реальности фрилансер, особенно, если у него нет собственного менеджера по продажам и постоянного круга клиентов,—человек зависимый. При отсутствии стабильных заказов, а значит, и заработков, он вынужден браться за любую работу, выполняя ее в любые сроки. Знакомая дизайнер-фрилансер, на 9-м месяце беременности непосредственно перед родами встречалась с заказчиком для обсуждения очередного рекламного проекта. Через два дня она благополучно родила, а через несколько дней после родов уже сдавала готовый дизайн.

Дедлайн не выбирает удобное для фрилансера время—или ты соглашаешься выполнить работу в нужный срок, или работа отдается другому. Болен ты, здоров ли, есть у тебя вдохновение или нет—работу придется сдавать заказчику. Впрочем, это опять-таки в идеале. Одна из главных претензий, которую выдвигают заказчики, переходя от услуг частных исполнителей к сотрудничеству с дизайн-студией,—отсутствие у первых ответственности не за качество, а именно за сроки исполнения.

Отсутствие в производственной цепочке ключевого сотрудника и попытки заменить его фрилансером—сопряжены с серьезным—и чаще всего, ненужным—риском. Конечно, и штатный сотрудник тоже может заболеть, и у него может быть плохое настроение и не быть сегодня желания производить креатив, но, как правило, все эти «несчастья» у наемных работников происходят с меньшей регулярностью, чем у фрилансера. Более того, фрилансеров, которые могут себя контролировать сами,—немного. У дизайнера же, работающего в офисе, всегда есть шанс получить не только контроль, но и поддержку со стороны тех, кто работает рядом.

Валерий Фиронов, 
FIRON

После того как вы выбрали фрилансера, следует ознакомить его с проектом (брифование) и командой, которая будет над ним работать, досконально обсудить проект в целом и непосредственно ту часть работы, которую будет выполнять привлеченный специалист. Чтобы он представлял как задачу в общем, так и свою роль в ее решении.

Общение со сторонним специалистом следует поддерживать постоянно: либо в рамках всей проектной группы, либо при посредничестве ответственного—продюсера проекта. Это важно как для понимания происходящего, так и для того, чтобы фрилансер не чувствовал себя «одним в поле воином». Если нет возможности приглашать стороннего специалиста в офис для проведения очных встреч, то можно обратиться к достижениям технического прогресса: сегодня существует множество способов организовать конференц-общение с помощью, например, Skype или, на худой конец, телефона. Общение посредством электронной почты менее эффективно и занимает заметно больше времени, особенно если участников переписки больше двух.
В разных случаях, в зависимости от конкретного проекта, составляются различные соглашения, в которых стоит описать условия конфиденциальности как на этапе разработки, так и после нее—в пределах оговоренного временного отрезка, авторские права на выполненную работу и финансовую сторону сотрудничества. Необходимо также описать обязанности и возможные санкции в случае невыполнения оговоренных условий. Конечно, такая бюрократия занимает время, но способна обезопасить вас и исполнителя от недопонимания и повысить ответственность за выполнение работы.
Также, при подготовке сметы и проектного тайм-лайна, стоит обезопасить себя, скорректировав сроки выполнения этапов работ, к которым привлекается фрилансер,—в большую сторону. Зачастую указанные фрилансером сроки не выдерживаются по разным—как объективным, так и надуманным причинам.
Важно всегда помнить, что специалиста, который находится вне офиса, трудно контролировать и стимулировать к выполнению работы. В том числе, в случае возникновения форс-мажорных обстоятельств. Таких, например, как проблемы со здоровьем, поломка компьютера, проблемы с электричеством—популярные оправдания фрилансеров в случае сдвига сроков по их вине.
Не нужно бояться самим нести ответственность, требуя ее взамен от нанятого вами фрилансера. Несмотря на риски, которые возможны при найме фрилансера, компания может сэкономить на расходах по выполнению заказов, что поможет увеличить ее прибыль. В будущем найденный вами фрилансер может стать полноценным сотрудником компании, проверенным в «реальном бою».

Андрей Кожанов, 
FrontDesign

Риски, риски, риски… Заказчик рискует получить халтуру, агент боится потерять заказчика, а главное опасение фрилансеров—это неоплаченная работа. Ниже несколько советов, позволяющих уменьшить риски участников проекта.

Конечно, главная заповедь при работе с «третьими лицами»—«старый конь борозды не портит». У каждого уважающего себя арт-директора должна быть обширная и проверенная база независимых исполнителей, предусматривающая также и варианты их оперативной замены. Но даже в этом случае бывают досадные недоразумения: исполнитель неожиданно «слился»; в ходе работ было внесено столько правок, что специалист попросил дополнительной оплаты за их внесение; сорванные сроки; прилив личных амбиций; наконец, полная потеря взаимопонимания. Случается всякое, но «подложить соломки» необходимо всегда. Здесь помогут:

поиск партнеров с единой профессиональной позицией. Это минимизирует возможность не понять друг друга;
заключение трудового договора с конкретными параметрами работ: сроки, промежуточные этапы, объем, штрафные санкции, авторские права, порядок и объем правок;
четкая постановка задачи, примеры, предварительные эскизы;
порядок оплаты: предоплата и пост-оплата после сдачи проекта. Часто сдача проекта—это не момент подписи заказчиком оригинал-макета, а скорее пилотный экземпляр или тираж продукции;
практика внутренних и внешних сроков работы: у агентства обязательно должно быть время для доработки, внесения правок в проекты наемников—задолго до презентации проекта заказчику;
особое внимание необходимо уделить аспектам, связанным с авторскими правами. Большинство внештатных специалистов работают не только ради денег, поэтому, как минимум, обоюдное упоминание «заказчик-исполнитель» в портфолио обеих сторон, а также сроки на использование либо запреты на собственное промо—все эти моменты надо обсудить сразу и закрепить контрактом.

Важный момент—прозрачность коммерческой информации в цепочке «заказчик—генеральный исполнитель—фрилансер». Считаю, что нет никакого смысла скрывать от клиента дополнительные работы и стоимости. Иными словами, вполне возможно ввести в общую смету затраты на услуги третьих лиц, описать объем работ, при этом «не наваливая два конца сверху», а указать реальную стоимость и посчитать затраты на авторский контроль. Когда все участники проекта в курсе событий, исчезает недоверие, а нередкие проблемы с перепроверкой стоимости, прямыми обращениями к третьим лицам, претензии на авторские права—решаются сами собой.

Каждый штатный специалист знает свою степень ответственности, внутри компании существует многоэтапный процесс контроля качества и работы над ошибками. «Приглашенная звезда», по сути, становится частью команды, приобретая дополнительные качества в виде помощи конкретных специалистов. Поэтому у нас большинство фрилансеров—наши давние партнеры, либо бывшие сотрудники. И, конечно, важны личные качества специалистов. Если человек порядочный и у него все хорошо с «профессиональной совестью», то доли ответственности по работе делятся равномерно, а проект однозначно получается успешнее.

ПЕРСПЕКТИВЫ

Несмотря на очевидные минусы сотрудничества с удаленными специалистами, оно имеет все предпосылки к расширению областей применения. Они связаны, во-первых, с не менее очевидными плюсами, во-вторых—с двумя вполне объективными тенденциями. Первая из них характеризуется стремлением к все более узкой специализации малого бизнеса, другая—ростом количества убежденно независимых профессионалов, описанная американским социологом Дэниэлом Пинком в книге «Нация свободных агентов». Правильнее расценивать аутсорсинг не как рыночную частность и неизбежное зло, а как далекоидущую перспективу посткризисного рынка.

Наталья Крайнова, 
Silverstone

Наша компания существует не очень давно, многие связи остались от прошлых проектов, где мы сотрудничали и решили не прерывать отношений. Перечислять все, что было осуществлено за прошедший непростой год, наверное, не имеет смысла. Однако хорошо иллюстрирует тему статьи следующее: в партнерстве с воронежским агентством «Вызов» нами был разработан сайт для банка «Петербург-инвест», проект был интересен тем, что работа шла в Москве и Воронеже. Разрабатывается стиль и текстовый контент для крупного транспортного бренда—этот проект привлекает своей комплексностью и большим объемом работ. По заказу маркетингового агентства Fort-Ross снята серия фильмов о CIO Summit-2008. Создан фотобанк и медиа-кит для туристических агентств, предлагающих поездки в Чехию. Как можно заметить, все это очень разнородные работы, которые невозможно было бы выполнить силами штатных сотрудников маленького агентства. В качестве приглашенных звезд выступали: два арт-директора, оператор, фотограф, программисты из веб-агентства

Разумеется, мы, как агентство, заинтересованы в длительных отношениях с нашими удаленными специалистами. Но как быть с распространенным мнением о том, что надолго фрилансера рядом удержать невозможно? На наш взгляд, этот вопрос в равной мере относится к любому сотруднику. Можем рассуждать о так называемом кризисе двух лет, когда надежный работник вдруг начинает страдать от заедающей рутины, демонстрировать (или прятать) нарастающее раздражение и—либо уходит, либо остается.

Давайте, будучи в офисе, посмотрим вокруг. Долго ли мы будем вместе? Мы все знаем, что «выгорают» все нормальные люди. Сильнее ли «выгорают» фрилансеры, долго работающие с одними и теми же заказчиками? А здесь все, как в обычной жизни. Если есть взаимный настрой работать вместе, получается хорошо и долго. Удается найти новый интерес в старом—продолжаем сотрудничать. Пока человека устраивает его статус: свободный специалист, участвующий в интересных проектах, он работает. Нет—ищет что-то другое.

Николай Попов, 
Omnibus

В нашей компании на кадровую ситуацию определенным образом повлиял дауншифтинг, выбранный некоторыми людьми как персональная стратегия в сложное время. Еще осенью ряд креативных сотрудников попросились в бессрочный отпуск, чтобы отправиться в странствие по Индии. Теперь «дауншифтеры» пишут занимательные письма, повествуя о своих приключениях и новом опыте. Например, в одном из писем восторженно рассказывается о жизнерадостном индийце, который живет под кустом и печет лепешки на продажу прямо на земле. После этого, «жизнь под кустом», в шутку, стала для оставшихся сотрудников новой планкой, по которой можно поверять свою жизнь. И пока у нас есть повод для оптимизма.