РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА Федеральный выпуск №5396 (20) от 02.02.2011: Реквием от Сальери

Арт директор студии: Юрий Берестенников, автор и режиссер программы "Школа Антонио Сальери".

Очередной органный перформанс, вкус к которым в филармонической аудитории прививает известная органистка Екатерина Мельникова и постановщик Юрий Берестенников, оказался посвящен "делу" Антонио Сальери.

Вопреки мифу, придуманному человечеством и навеки утвержденному Пушкиным в гениальной трагедии "Моцарт и Сальери", "делом" итальянского маэстро было вовсе не страшное убийство Моцарта, а "Школа Антонио Сальери", через которую прошли многие гении того времени: Бетховен и Шуберт, Карл Черни и Ференц Лист.

Особо одаренных Сальери учил бесплатно, в том числе и сына Моцарта - Франца Ксавьера, которого к Сальери привела вдова Моцарта Констанца. Маэстро при жизни ценили Глюк и Россини, Бомарше и Бетховен. Он имел невероятный успех в Вене и лично рекомендовал Моцарту либреттиста да Понте, с которым Моцарт написал лучшие оперы - "Свадьба Фигаро", Cosi fan tutte, "Дон Жуан".

Однако в истории маэстро остался не как успешный музыкант, а как черный завистник, интриган и убийца, отравивший величайшего гения музыки. И хотя в эту "молву" не верили его современники, а двести с лишним лет спустя, в 1997 году, на специальном судебном процессе, проходившем во Дворце юстиции Милана, Сальери был посмертно оправдан "за отсутствием состава преступления", проклятие с его имени не сошло. Потому что бессмертны слова Пушкина о его предназначении: "Судьбе моей: я избран, чтоб его (Моцарта. - И.М.) остановить - не то мы все погибли, Мы все, жрецы, служители музыки...". Правда, у Пушкина Сальери "убивает" гения сам, подсыпав ему яд в бокал вина. Изощренная же венская версия отводит Сальери место посредника в сложной цепи масонского заговора: эрцгерцог Леопольд II - граф Вальзегг цу Штуппах, заказавший Моцарту "Реквием", - Антонио Сальери - Франц Ксавьер Зюсмайер, ученик и секретарь Моцарта, убравших гения посредством "меркурия" (ртути).

Странным образом исполнение программы, придуманной Екатериной Мельниковой в жанре музыкального перформанса-"расследования", совпало с днями памяти Моцарта, родившегося 27 января. Как заметила Мельникова, "вышло это случайно, никаких параллелей не планировалось". Наоборот, по набору композиторских имен в афише выяснялось, что цель участников перформанса, выходящих на сцену во время повествования Нарратора (засл. арт России Виктор Шутов), "увести" Сальери от мифа в реальный жизненный и музыкальный контекст. По традиции Екатерина Мельникова сделала органные транскрипции всех исполняемых сочинений Моцарта и Сальери, Черни, Глюка, Россини, Бетховена, Шуберта, Листа. И звучание этих транскрипций было таким же неожиданным, как и детали самого "детектива". Торжественный органный звук, переступающий мерными крупными аккордами, создавал новую музыкальную краску и шубертовским песням в романтически-приподнятом исполнении юной Термине Егиазарян, и "Грезам любви" Листа, и Рондо-каприччио в азартном исполнении пианиста Рустама Мурадова. Кульминацией же самого "детектива" и одновременно его эпилогом стало первое в Москве исполнение "Реквиема" Сальери (Мельникова и Московский молодежный хор под руководством Рината Бикташева). И надо заметить, что традиционные части этого "Реквиема" меньше всего соответствовали образу Сальери с его сухим, "алгебраическим" талантом. Это была величественная картина "красоты", с ажурным движением голосов, со струящейся в тихих аккордах гармонией. Реквием, не погружающий в скорбь, но возвышающий. И музыка все сказала о своем творце.

http://www.rg.ru/2011/02/02/salieri.html